Электронная версия 0,1b.

В свое время, уходя с Дона, некрасовцы унесли с собой национальную культуру: язык, обычаи, фольклор, музыку, костюмы. Вернувшись на родину, потомки некрасовцев принесли с собой почти все то, чем владели их предки. И в то же время они создали на чужбине новые произведения устной поэзии: бытовые песни, песни об Игнате Некрасове, песни «под Игната».

- 1 -
предание

Город Игната.

Жили мы на Майнозе и было у нас 5 станиц. Турки нас называли «Игнат-казаками». Я еще в девках была; помню как к нам домонь пришла одна странниса1. Мать ее приняла, посадила за стол и стала угощать рыбой.

Странница ест себе, а сама все глядит на нас. Долго так-то глядела, а потом гутарить стала:

- Гляжу я на вас и диву даюсь; как вы похожи на людей, что за Пещанным морем живут. И лицом они такие и одёжу такую носят и гутарят, как вы.

Мать стала её спрашивать, а мы себе слухаем разговор. Нам, молодым-то, страх как интересно знать про людей, на нас похожих. Мы женщины дальше Бендерова и Царь-града нигде не бывали. Ну, вот, гутарит странница:

- Живут такие люди, похожие на вас, на берегу большого озера. Город у них большой, пять церквох в нем, обнесен он высокой стеной: четверо ворот — на Запад, Восток, Север, Юг. Ворота все закрыты. Только восточные открыты бывают днем. На воротах стоят оруженные часовые, а ночью и по стенах часовые ходят. В город свой те люди никого не пускают. Живут богато. У каждого каменный дом с садом, на улицах и в садах цветы цветут. Такая красота кругом!..

Занимаются те люди шелками, обиды ни людям чужим, ни друг другу не делают. Женщины у них красавицы разнаряжены: носят зеньчуг2, рубены3, золотые монисты4, лестовки5 янтарные. Носят они сарахваны6 из серебряной и золотой парчи.



Примечания
1 Странница. Некрасовцы вместо «ц» произносят «с».
2 Зеньчуг - жемчуг.
3 Рубены - рубин.
4 Ожерелье из монет.
5 Лестовки - чётки.
6 Сарахван - сарафан. 
- 2 -
А рубашки из лучшего шелка. Живут там женщины, как царицы. Мужики их любят, пальцем не трогают. Не адй господь какой мужчина обидит свою жену — его за то смертью наказывают. Слыхала я — они на круг ходят, и грамоте обучаются с дьячками1 вместе.

В город свой те люди мужчин не принимают и не пускают, а женщин принимают. Кто ни пройдет, того накормят, напоят, оденту и проводят ласковым словом: «Спаси тя Христос».

Ну, пришла и я к ним. Была я тогда молодая. Подошла я до часовых, спрашиваю: «Можно мне отдохнуть у вас в городе?» Часовые отвечают: «Без атаманова слова нельзя»2. Я гутарю им: «Я странница, иду издалека, устала». Один казак сказал: «Пойду до атамана, спрошу его». Прошло время, идет тот часовой. А с ним атаман ихний. Рослый, статный, натоптанный себе атаман. Борода у него черная, глаза горят, губы как рубень, зубы белее зеньчуга. Одет в чекмень. Такой красавец собой — только гляди на него.

Подошел он до меня, поздоровкался. Стал он меня спрашивать, откуда я, как меня зовут. Ну, я ему сказала. Он тогда спросил:

- Ты, сестра, не останешься у нас? Женщин у нас мало.

- Нет, - сказала я ему.

- Оставайся. Тебе у нас будет хорошо, да и веры ты нашей.

Уговаривал он меня, да я глупая не схотела остаться.

- Не могу остаться, богу обет дала. Странница я.

Поклонился он мне и ушел. А меня впустили за ворота. Тут-то я и увидала, как они богато живут. Пришла женщина кра-



Примечания
1 Дьячёк — ученик, писец.
2 Без атаманова слова — без разрешения. 
- 3 -
сивая собой, натоптанная, разнаряженная. На голове кокошник в зеньчугах, рубенах, алмазах. Накормила она меня, одела и проводила ласковым словом...

Ушла от нас странница, пошли разные слухи о том городе. Допреж у нас тоже бывали разные странники, и они тоже гутарили о городе Игната Некрасы, и о царстве некрасовцех. Вот наши старики стали ходить по разным странам и искать тот Игнатов город. Всё время искали, и когда я была маленькой, и когда выросла. До того, как в Расею итить, наши все искали. Думали, как найдут тот Игнатов город, так и уйдут к своим. Во многих странах побывали казаки, да только так и не нашли того города. А есть он! Как ему не быть, когда его люди видали?! Не станут же люди неправду гутарить! Ну, один сбрешет, другой, третий, а чего это станут все таким делом заниматься?! Корысти никакой нет!

Мать мне гутарила, что наши отцы и прежде искали город Игната и людей встречали, что видели город, а самим не довелось видеть. Может Игнат от нас, Майнозских, сердце поимел (обиделся), что его завет нарушили? Вот он и прятал тот город от наших казакох. Игнат-то наш силу такую имел. Он и войско свое невидимым делал. Старики так и гутарили: «Игнат дороги прятал к своему городу. Туман напускал на город».

Моя девичья фамилия Драная1. Отец мой Иван Васильевич Драный атаманом на Майнозе был, дед — походным атаманом



Примечания
1 Семен Драный был убит, сын его казнен. Но с некрасовцами уходил Иван Драный. Был ли это брат С. Драного, или однофамилец — сказать трудно. Но у некрасовцев род Драных был. Щапов в своей книге «Русский раскол старообрядцев» пишет, что с И. Некрасовым ушли Гаврила Чернец, Иван Драный, Кузьма и Савелей Вороновы (Ворыч). Об этом говорит и П. П. Короленко в своей статье «Некрасовские казаки», Изв. общ. люб. изучения Кубанской области, в.П, Екатеринодар, 1900 г. стр. 17. 
- 4 -
был а прадед с самим Игнатом супротив Катерины воевал, и народ с ним на Кубань с Дона уводил.

Вот дед мой гутарил: «Игнат с царем Ерохой воевал, а потом с Катяриной, в раздоре с ней жил. Она казнила казакох, а бояры — убивали старикох, за ноги вешали по деревьям наших предкох, детей-младенцех меж колод давили, женщин и девок для блуда брали. Казакам бороды брили. Для спасения Игнат народ свой увел от царизмы. 40 тысяч увел Игнат только одних сердовых1, кроме малых, кроме старых, да женщин, а всего более ста тысяч будет.

Трудно было им уходить, лесами непроходимыми шли, болотами, лиманами. Впереди знамя несли (Знамя Игната у нас и теперь есть. И. В. Господарев его хранит. Только знамя у нас новое, я сама его вышивала со старого. Старое у нас взяли в 1932 г., когда попа забрали), потом Игнат с атаманами и стариками, а за ними казаки: после казакох — женщины и дети.

Шли ночами, огня не зажигали, кто кричал — в воду бросали. Детей грудных, когда кричали, и тех бросали. Царица с войсками следом шла. И на Кубани Катярина житья не давала. Тогда Некраса народ в Турсию повёл. Посажал на корабли и побег в Турсию. Прибег, а салтан не пускает, боится Игната. Тогда-то он и стрельнул в знамя. За спасение душ наших стрельнул Игнат.2

Разрешил салтан на землю сойти. Сошли казаки, салтан сказал:

- Селитесь, Игнат-казаки, где вам пондравится. Фирман3



Примечания
1 Сердовых — среднего возраста, служивых.
2 Знамя Игната прострелено под основанием восьмиконечного креста.
3 Фирман — жалованная грамота на владение землей, правами и т. д. 
- 5 -
нам дал, что мы люди вольные и можем жить по своему закону.

Тогда и разделилось наше Кубанское войско1 на три части. Одни на Еноз2 пошли, другие — на Майноз, третьи — в Андалию, за Пещаное море3.

Игнат сперва на Майнозе остался, а потом оставил своего брата, а сам ушел в Адалию.

Город богатый за Пещаным морем — это он построил. Так наши больше Некрасы и не видели. Куда он делся — никто не знает. Гутарили старики, что живой он. Разное о нем гутарили, - только все это сказки. А что Игнатов город есть — это правда. Как ему не быть, когда его многие люди видели!



6/X – 1939 г.

(Т. И. Капустина)



Примечания
1 На Майносе некрасовцы свое войско именовали «Войском Кубанским».
2 Еноз — Энос, селение некрасовцев на берегу Эгейского моря при впадении реки Энос. В 1828 г. некрасовцы сожгли свою станицу после того, как побывал у них генерал Муханов и перешли на Майнос.
3 Адалия - за Анатолией-Турцией, в Аравийской пустыне.