Электронная версия 0,1b.

В свое время, уходя с Дона, некрасовцы унесли с собой национальную культуру: язык, обычаи, фольклор, музыку, костюмы. Вернувшись на родину, потомки некрасовцев принесли с собой почти все то, чем владели их предки. И в то же время они создали на чужбине новые произведения устной поэзии: бытовые песни, песни об Игнате Некрасове, песни «под Игната».

- 1 -
предание

Заветы Игната Некрасова.

Заветы Игната Некрасова.Мы, некрасовцы1, - донские казаки. Наш Игнат - сын Фёдора Некрасы, с царем Петром воевал за землю, за свой народ. Игнат и князя-бояра Долгорукого убил, потому как князь станицы жёг, миру притеснение делал. А ушел на Кубань при царице Катярине. Не схотел он народ свой под царицу отдавать, воли решать, да и вера другая у царицы была, она еретичка, еллинской2 службы держалась, трехперстница. Гонения устраивала на казакох, на старую веру. Сколько от неё казакох погибло?! Игнат не подчинился Катярине. Она войско на Дон послала и, как завоюет станицу, так казнит казакох, вешает их. Ну, Игнат и увел народ свой на Кубань.

Все лучшие люди, что с царем Петром, царицей Катяриной воевали, все ушли с Дона с Некрасой-сударем. Сорок тысяч одних сердовых3 казакох, что на коня сесть, увел Игнат. А всего народу ушло с ним более ста тысяч.

На Кубань наши предки пришли в лето 72174. Понастроили они станиц. Игнат крепость в Усть-Лабе, город Некрасовский5 построил.

Катярина войско посылала на Кубань супротив Игната, потому как до него на вольные земли шли разные люди из Расеи, казаки с Дона. Много черных людей прибегало до Некрасы, такое дело Катярине не ндравилось. Вот она своим инаралам гутарит:



Примечания
1 Некрасовцы — это слово Шашкин, как и все некрасовцы, произносит «някрасовсы». Для разговорной их речи характерно яканье и употребление вместо «ц» - «с».
2 Еллинской — греческой.
3 Среднего возраста, служивых.
4 В лето 7217 — в 1709 г.
5 Действительно в Усть-Лабе сохранились крепость и станица И. Некрасова. 
- 2 -


- Так пойдет дело, у меня в государстве никого не останется. Надо Игната победить или возвернуть в Расею.

А люди прибегали до Некасы, просили:

- Игнат-сударь, на царя с царицей штурмой надо идти.

Некраса собрал Круг, стал гутарить:

- Атаманы молодцы, пойдем на царя с царицей. Разобьём армеюшку царя белого, а Катярину в полон возьмем.

Мир шумит:

- Пойдем штурмой, Игнат-батюшка. Разобьём царя с царицей.

Наши отцы-матери песню играли:

- Ой да, за лесами, да за темными,

Ой да, было, братцы, дремовыми,

Ой да, за горами было за крутыми,

Ой да, было, братцы, снеговыми.

Там стояла, братцы, да крашёная,

Ой да крашёная она, палатушка.

Палатушка, братцы, бел-танкой шатер.

А под тем-то да было под шатричком

Они соязжалися всё донские козачки.

Соязжалися они, козачки, ко Игнатову,

Ой да, было всё да вот ко бел-шатру.

Асаулушка, а он Круг да закликивал,

А Игнат-сударь, а он становил Круг,

А донские козачки речи говорили:

- Мы пойдем, братцы, разобьём армеюшку,

А мы, братцы, армеюшку царя белого,

Царя белого, да Петра первого.

Самого-то Ероху-царя да царевича,

А мы, братцы, во полон возьмем,


 
- 3 -


А царицу-то вот Катяринушку,

А мы её, братцы, в монастырь сошлем,

А сами мы, братцы, козачки на Тихой Дон,

Ой да, вот на Тихой Дон, а мы пойдем.

Песня — быль, ей верить надо. Старые люди разе стали бы играть песню про то, чего не было? У нас песни про жизнь гутарят.

Ну, Некраса водил на Катярину свои полки, а она — на него. После Катярины была другая царица, вроде как Анной её звали, она тоже полки посылала супротив некрасовцех. Все они: царь, царицы разоряли нас. Разе Игнат ушел бы с Кубани? Разе повел бы он свой народ в чужую землю? Некраса человек был умственный. От нужды он повел свой народ в Туретчину, жизнь людям спасал.

Видит Игнат, что его люди гибнут от сражения с царицей, полкох-то у неё было больше, вот и посажал женщин, дитёх, старикох1 на корабли да побегли они до Черного моря. А сам Некраса с братьями, казаками на конях отступил до Тамани. У Некрасы было три брата: Драный, Голый, Булавин. Булавина убили черкасские казаки, только про это другая бывальщина.

Пришел до моря Игнат, посажал свою кавалерию на корабли да побег в Царь-Град.

На море поднялась шторма2. Много кораблей затонуло, пять церквох потопло. Всё добро и мертвых море выбросило на Подиль-косу3. Тогда одна часть кораблей остановилась в Аки-язлы4,



Примечания
1 Некрасовцы имена существительные сножественного числа в родительном падеже произносят с окончанием: «ох», «их» «ех»: казакох, старикох, дитёх, коних и т. д.
2 Поднялась шторма — поднялся шторм.
3 Подиль-коса — коса на Черном море.
4 Аки-язлы — Киязлы — местечко при входе в Дарданельский пролив.  
- 4 -
другая — в Адриянополе1, третья — в Трапезунде2.

Прошла шторма, прибегли все корабли в Царь-Граде. Из Царь-Града Игнат повел казакох на Еноз, Майноз. Поселились там, а тут братья Игната надумали войско делить. Один пошел в Конию3, другой в Адалию за Пещаное море4.

Когда Игнат привел на Майноз свой народ, он договор написал с салтаном, заветы нам дал. В «Игнатовой книге»5 сказано:

- Чтобы церквы не закрывались в Турции; чтобы звон не запрещался; чтобы с туркам мы не соединялись; чтобы мы не женились на мусульманках; чтобы салтан против нашей воли казакох на службу не брал; чтобы на войне с Расеей мы в своих не стреляли, а палили через головы6.

Сказано в книге, чтоб в Расею при царизме не возвертались, царизме не покорялись;7 да чтоб держались друг за



Примечания
1 Андриянополь — Адрианополь — портовый город в Болгарии, южнее Варны.
2 Трапезунд — портовый город на Черном море на территории Турции, недалеко от Батуми.
3 Кония — область в Турции.
4 Адалия за Пещаным морем — Аравийская пустыня.
5 Игнатова книга — книга, в которой были записаны «заветы» Игната, договоры с турецким правительством и различные привилегии некрасовцев.
6 В. П. Иванов-Желудков в своей статье «Русское село в Малой Азии» (журнал «Русский Вестник», т.63, 1866 г., стр. 431), сообщает о том, как его собеседник казак-некрасовец на вопрос «Бьются ли они с русскими?», ответил:
- «А мы с ними не бьемся, мы через них палим, и они через нас. Как можно с ними биться?!»
Позднейшее решение некрасовцев, относящееся к 40-50 годам XIX в., Шашкин относит в разряд законов Игната, помещает в «Игнатову книгу».
7 «Завет» в передаче других некрасовцев он имеет такие формы:
а) «Царю не покоряться, до царя в Расею не возвертаться»;
б) «Царю не покоряться, до царя не возвертаться»;
в) «Царю не покоряться, до царя в Расею не итить» и т. д.
Этот «Завет» имеет более 30 вариантов.  
- 5 -
дружку, без решения Круга, атамана не уходили из станицы; чтобы по одному никуда не отлучались от Войска; чтоб казак на казака не работал; чтобы каждый рукомесло имел, трудился; чтобы молодые почитали старших; чтобы отдавали третью часть от заработка в казну Войска; тайно помогали бедным, явно помогать должон Круг; казаки должны любить жен, не обижать их; женщина-мать, её защищает Круг; чтобы попох от Никона не принимали на службу; попа, не сполняющего «Заветы», можно убить, как еретика; шинкох в селении не держать; чтобы казаки лавок не держали, купцами не были.

Игнат потом ушёл от нас с Майноза искать казакох, что за Пещаным морем жили. А были такие старики, они гутарили другое: - Игнат на Майноз не приходил, он на Кубани помер, а в Турцию ушли его братья с казаками, да потом разделились на три части: одни на Дунай пошли, а с Дуная часть в Расею ушла, они все погибли. Другие пошли на Еноз и Майноз, а третьи — за Пещаное море.

Я сам не знаю, правда аль брехня какая, только у нас разное сказывали о Некрасе. Нам где знать про всё, что было?! Время тому, как Игнат с Дона ушел, 250 годох будет! Сами мы не видали, а что от дедох, отцох слыхали, то мы и гутарим. Была бы «Игнатова книга», в ней всё написано: сколько Некраса миру увел с Дона, кто какой чин в Войске имел, сколько годох на Кубани жили, с каким царем, царицами войну вели, в каком году на Дунай и Туретчину пошли. Всё в книге сказано, а без неё каждый гутарит, что ему в голову придет? Я тоже позабывать стал. Глазушки не видят, голова болит, а книгу читал давно, может, что и не так гутарю.


 
- 6 -


На Майнозе мы жили по заветам Игната. А кто уходил с Майноза в другие места, они все погибали, потому и нельзя их найти. Игнат гутарил, чтоб мы не расходились в разные стороны, держались друг дружки. А народ наш своевольный, каждый себе инарал, вот и разошлись по разных местах. А кто на Майнозе остался, держался Игнатова слова — все целы. Мы потому сохранили корень Игната, что жили на одном месте, а которые пошли куда, нарушили Завет. Они все поумирали. А что с нами не пошли в Расею, на Майнозе остались, они тоже погибнут, турка им жизни не даст.


30/VI 1940 г.

Шашкин С.Ф.