Электронная версия 0,1b.

В свое время, уходя с Дона, некрасовцы унесли с собой национальную культуру: язык, обычаи, фольклор, музыку, костюмы. Вернувшись на родину, потомки некрасовцев принесли с собой почти все то, чем владели их предки. И в то же время они создали на чужбине новые произведения устной поэзии: бытовые песни, песни об Игнате Некрасове, песни «под Игната».

- 1 -
предание

Игнат давал казакам золото

А вот тоже Егор Иванович1 гутарил:

— Пошли с Майноза молодые казаки на охоту в лес. Ходили, ходили, дней пять ходили да заблукались. Дорогу на Майноз потеряли. Искали, искали и вышли на просеку. Вышли. Глядят, а за просекой гора. Подошли до горы, увидали большого человека с топором, рядом пещёра. Человек лежит и спит.

Охотники испугались. Залезли они на большой дуб. Сидят и видят — округ всё потемнело. Прилетел змей о трёх головах. А боготырь лежит около пещёры. Змей в пещёру не может пройтить через боготыря, он русский — христианин.

Сколько годох летал змей до пещёры, а пройтить никак не мог. В пещёре-то было много золота, серебра. Жил в ней этот змей. Улетел он раз, а в это время Игнат Некраса пришёл с боготырями, занял пещёру, стал в ней жить.

Ну, прилетел змей, а боготырь спит. Боготырский сон три дня. Змей дал первый свист, а боготырь спит. Змей дал второй свист, а боготырь спит. В третий раз свистнул змей — задрожала земля, а боготырь спит себе. Тогда змей пополз до боготыря.

Охотники сидят на дереве, видят всё. Испугались они. Змей дополз, взял боготыря за хрип, а тут боготырь опрокинулся, да уж поздно — половину силы змей отобрал. Только боготырь не испугался, кричит:

— Кто в поле, в море, в разъезде? Идите, подайте мне топор!

Обхватил змея боготырь, держит его. Куда там не бояться?! Охотники дрожат, сойти на землю не могут. Боготырь в другой раз крикнул:



Примечания
1Егор Иванович — Е.И. Семутин
прим. наборщика:
в слове боготырь проставлено ударение на второй слог  
- 2 -


— Кто в поле, в море, в разъезде? Идите, не бойтесь! Я змея не пущу.

Никто до боготыря не идёт. Тогда он ещё крикнул:

— Кто в поле, в море, кто в разъезде? Идите, подайте мне топор! Идите, я змея не пущу!

Затряслась гора от крика. Стал змей тащить боготыря в пещёру. В это время вышел из пещёры статный казак, дебелый, глаза у него с винную чашу, зубы в два ряда, в руках сабля. Подошёл он, поднял топор, дал боготырю. Боготырь как тяпнул змея и отсёк ему головы.

Казак, что из пещёры вышел, стоит да гутарит:

— Ну, заходите до меня, казаки!

Некрасовцы сидят и думают: «Кого завёт он?» А он обратно кричит:

— Заходите до меня, казаки!

Охотники смотрят, а до казака никто не идёт. Он третий раз гутарит:

— Кто в поле, кто в море, кто в разъезде? Идите до меня, берите золото, серебро.

Тут охотники подумали: «Давайте пойдём до казака. Ничего плохого нам не будет. Это, наверно, он нам гутарит».

Ну, думали они, думали, а время прошло. Когда они слезли с дерева, пошли до пещёры, а она стала затягиваться. Опоздали наши некрасовцы, время упустили.

После того казаки нашли дорогу на Майноз. Пришли, доложили Кругу. Круг послал казакох искать ту пещёру. Искали, искали, да не нашли. Старики гутарили, что это был Игнат. Он хотел Майнозским золота дать, а казаки-то были молодые да глупые, потому и не пошли до Игната в пещёру.


2/VIII 1947 г.

Мантаев Б. Т.