Электронная версия 0,1b.

В свое время, уходя с Дона, некрасовцы унесли с собой национальную культуру: язык, обычаи, фольклор, музыку, костюмы. Вернувшись на родину, потомки некрасовцев принесли с собой почти все то, чем владели их предки. И в то же время они создали на чужбине новые произведения устной поэзии: бытовые песни, песни об Игнате Некрасове, песни «под Игната».

- 1 -
сказка

Анна-богатырка

В одном царстве, в одном государстве жил царь с царицею. У них было три сына. Они повырастали, эти сыновья, а в это время, значит, у ихнего отца глаза заболели. И сколько он их не лечил, не мог вылечить. Тогда, значит, кто-то сказал царю, что в некотором царстве есть сад, а в этом саду яблоки растут, и если сорвать эти яблоки да съесть, то глаза заживут. Ну, тогда, значит, царь гутарит сынам:

- Сыны мои, кто мне яблоко достанет, того на царство посажу.

Собираются все царскии сыновья и едут искать сад. Поехали они, те старшии сыны, вместе, а меньшой-Иван, поехал один. Ехал он, ехал да заехал в одну станицу. Подошёл он к одной хате и попросился ночевать. Хозяйка пустила и стала его расспрашивать. Расспрашивала, расспрашивала, узнала всё, зачем Ваня едет, и стало ей его жалко. Накормила, напоила его, а когда он стал отъезжать, она дала ему своего коня двукрылого, а его коня себе оставила и сказала:

- Поезжай до моей средней сестры, она тебе поможет.

Сел Иван на двукрылого коня и полетел.

Летел он, летел, значит, и долетел до другой станицы, где жила средняя сестра. Попросился переночевать у неё. Ну, она его пустила, расспросила про всё. Напоила, накормила, дала ему четырёхкрылого коня, а его коня у себя оставила и сказала:

- Поезжай до старшей сестры, она тебе поможет.

Сел он на коня и полетел.

Летит он дальше и долетел до третьей станицы, где жила третья сестра. Постучался он в одну хату, женщина пустила его, расспросила обо всём. Накормила, напоила и гутарит:



Примечания
прим. наборщика:
в слове потом в рукописи поставлено ударение на первый слог;
фамилия рассказчицы перечеркнута.  
- 2 -


- Далеко тебе ехать, на этом коне не доедешь. Возьми шестикрылого коня.

Дала она ему шестикрылого коня, а его коня четырёхкрылого у себя оставила.

Летел он и ехал, ехал и летел. Доехал Иван-царевич в девять часох дня до царства Анны-богатырки. Зашёл он в сад, походил там и увидал садовины, а на них золотые яблоки.

В этом саду, где ходил Иван-царевич, и жила сама Анна-богатырка. Ивану-царевичу всё было интересно знать, кто же там живёт.

А у Анны-богатырки был заведён порядок: как только позавтракают в её царстве богатыри, то ложатся спать и спят они до двенадцати часох дня и спят все богатырским сном.

Когда Иван-царевич нарвал в саду яблочкох, он потом зашёл в дом. Влез в первую комнату, а там стоят разные напитки и кушанья. Он с того хлебнул, с того хлебнул, оказалось и то, и это хорошее. Тогда он напился-наелся и почуял, что стал сильным. Огляделся кругом и видит: у дверей в другую комнату висит шашка. Попробовал поднять, не поднял, больно тяжёлая. Тогда он - обратно к столу и стал есть. Кушал, кушал, а потом подошёл и поднял шашку. Посмотрел - в углу тупуза на сорок пудох. Стал он её подымать, не поднял. Тогда обратно до стола пошёл и стал пить богатырские напивы. Напился, есть стал. Напился-наелся, подошёл к тупузе, поднял её и забросил.

Повесил Иван-царевич на себя шашку да пошёл по саду гулять. Ходил, ходил, сорвал яблочко. Потом подошёл до коня, а конь не пускает его до себя:

- Я тебя не подыму, Иван-царевич.

А тут как раз настаёт время вставать богатырям и Анне-богатырке. Тут-то Иван-царевич и закручинился. А конь-то ему и гутарит:


 
- 3 -


- Иди до колодца, выкупайся, тогда я тебя подыму.

Пошёл Иван до колодца, выкупался, а часы в это время и прозвонили.

Анна-богатырка встала. Покаместь умывалась, убиралась, туды-сюды, а время бежит. Когда она кинулась до стола, а кушанья-то и нет. Она и спрашивает своих людей:

- Кто у нас был?

А ей отвечают:

- Никого не было.

Она не поверила. Кинулась за своей шашкой, а шашки нету. Бросилась за тупузой и тупузы нету. Тогда она и гутарит:

- Богатыри мои, давайте мне восьмикрылого коня и если догоню того, кто унёс шашку и тупузу, тогда и смерть ему.

Погналась Анна-богатырка за Иваном-царевичем. Пока она собиралась, да из дома выехала, Иван-царевич добёг до старшей сестры, что коня ему шестикрылого дала. Отдал шестикрылого коня, пересел на четырёхкрылого и дальше помчался. Пока Анна-богатырка до старшей сестры добралась, а Иван-царевич уже до второй средней сестры доехал.

Доехал Иван-царевич до средней сестры, отдал ей четырёхкрылого коня, а сам сел на двухкрылого и побёг дальше. Анна-богатырка добегла до средней сестры и спрашивает:

- Не видала ли ты доброго молодца? Не проезжал ли он здесь?

Средняя сестра отвечает:

- Не видела. Как-будто пробегал какой-то, только не помню, может и не пробегал.

Иван-царевич доехал до младшей сестры, отдал двухкрылого коня, сел на своего коня и поехал. Только он выехал со двора, а Анна-богатырка к этой сестре приехала, и спрашивает:


 
- 4 -


- Не видела ли ты доброго молодца? Не проезжал ли он здесь?

Младшая сестра гутарит:

- Да проезжал какой-то.

- А давно?

- Давно.

Выехала Анна-богатырка со двора и видит, что в степу впереди человек едет, ну, она за ним вдогонку. Только Иван-царевич перескочил границу, а тут остановилась и Анна-богатырка. Она дальше границы ехать не смела. Протянула она руку и схватить Ивана хотела, а он махнул шашкой и отсёк ей мизинец.

Анна-богатырка тогда его просит:

- Иван-царевич, вернись, завяжи мне мизинец.

А он отвечает:

- Я тебя боюсь.

Она гутарит:

- Не бойся меня, я тебя не трону, только вернись! Завяжи мне мизинец, Иван-царевич.

Иван вернулся, завязал ей мизинец своим шёлковым платочком. Тут они и остались на три дня. Прошло три дня, Иван собрался ехать. Анна-богатырка сняла с руки кольцо, даёт ему и гутарит:

- Когда пройдёт двенадцать годох, приезжай до меня.

Поликовались они, попрощались, взял Иван от неё кольцо да поехал домонь, а Анна-богатырка возвернулась в своё царство.

Иван-царевич ехал, ехал и что-то уморился. Доехал он до дуба в чистом поле, лёг около него и заснул.

В это время его старшие братья тоже ехали домонь, только золотых яблок они не достали, не нашли. Остановились они у того дуба. Видят, спит Иван-царевич, а у него золотые яблочки. Забрали у него яблочки, а потом хотели взять и шашку.


 
- 5 -

Стали они её подымать, да не подняли. Ну, и поехали своей дорогой, убивать брата не стали.

Проснулся Иван-царевич, хватился, а яблочкох-то и нету. Тут он и загоревал:

- Где же я есть?

Встал, осмотрелся, видит по дубу змея ползёт, до гнезда подбирается, хочет воронёнка съесть. Иван тогда и зарубал змею. Прилетела ворона и наградила Ивана-царевича за своего воронёнка таким лекарством, что мёртвого человека можно сделать живым: дала ему мёртвой и живой воды, а потом сказала:

- Может, я тебе нужна буду, то вспомни меня, я прилечу до тебя.

Сказала так ворона и улетела.

Остался Иван-царевич среди поля один. А в том царстве была такая постановления: «Увозить всех девок в поле на съедение змея». Так в той стране возили, возили и всех девок перевозили змею в поле. Остались в живых царские дочери.

Привезли старшую царскую дочь и бросили её в поле. Ходит она, плачет. Иван-царевич увидал царскую дочь, подошёл под неё да спрашивает:

- Чего ты плачешь, девка?

- Да как мне не плакать?! Скоро прилетит змей и съест меня. Он у нас в государстве всех девок поел.

- Не плачь! - утешает её Иван.

Сел он рядышком с ней и сидит.

Прилетает двухкрылый и двухголовый змей и гутарит:

- Что ты сюда, Иван-царевич пришёл? Драться со мной или мириться?

Иван-царевич ему отвечает:

- Да, я драться пришёл, а не мириться!


 
- 6 -


Змей тогда гутарит:

- Идём драться на мраморном полу.

Пошли они, значит, драться. Дрались, дрались. Змей его вдарил и закопал в пол по колена. Тогда Иван - как тяпнул змея шашкой и отрубил ему две головы. Взял эти головы и спрятал под мраморный пол, а царскую дочь проводил домонь.

А когда они, значит, дрались со змеем, на них смотрел чабан и всё видел. Забежал чабан вперёд и когда царский сын ушёл, он царскую дочь и перехватил, да и гутарит ей так:

- Придёшь домонь, скажи своему отцу-матери, что тебя чабан спас. А не скажешь, я тебя убью.

Тут царская дочь и задумалась: «Ну, что ж, скажу». А чабан не доверяет и гутарит:

- Прикуси землю!1

Прикусила царская дочь землю, он её и отпустил. Когда она пришла домонь, всем стало чудно, что царская дочь вернулась назад, когда от змея ни одна девка не возвернулась.

Стал спрашивать царь свою дочь:

- Кто тебя, чадушка, спас?

Она отвечает:

- Чабан.

На другой день повезли на съедение змею середнюю царскую дочь. Привезли её в поле и бросили.

Ходит она по полю и плачет. Подходит до неё Иван и спрашивает:

- Чего ты, девка, плачешь?

- Да как же мне не плакать? Змей прилетит и съест меня. Сестру мою хоть чабан спас, а меня - спасти некому.

- Не плачь! - отвечает Иван-царевич. - Я тебя спасу.

Сели они и сидят. А через некоторое время летит четырёх-



Примечания
1 Прикуси землю - поклянись, побожись.
 
- 7 -

крылый и четырёхголовый змей. Прилетел и спрашивает:

- Что, Иван-царевич, пришёл драться или мириться?

- Нет, драться я пришёл, а не мириться.

Ну, и начали они драться на железном полу. Змей как вдарил, Иван-царевич по колено в пол ушёл. А Иван-царевич как тяпнет змея, да и отрубил ему две головы. Змей другой раз вдарил, Иван от удара по пояс в землю ушёл. А Иван как тяпнул змея, так и отрубил ему и остальные две головы. Взял он их, спрятал под пол. А царскую дочь проводил домонь.

Чабан обратно всё видел, перехватил среднюю царскую дочь и гутарит ей так:

- Скажи дома отцу-матери, что тебя чабан спас.

Ну, она испугалась, отвечает:

- Скажу.

А чабан не верит и заставил её прикусить землю. Она прикусила и пошла домонь. Пришла домонь и всем стало чудно: «Всех девок в государстве змей поел, а царских дочек не трогает!»

Царь спрашивает дочь:

- Кто тебя, чадушка, спас?

Она отвечает:

- Меня чабан спас.

На третий день повезли в поле самую младшую дочь и бросили. Ходит она по полю и плачет. Приходит до неё Иван и спрашивает:

- Что ты, девка, плачешь?

- Да как мне не плакать? Прилетит змей и съест меня. Старшую и среднюю сестру хоть чабан спас, а меня - некому.

- Ничего, девка, не бойся!

Через некоторое время прилетает восьмикрылый


 
- 8 -

и восьмиголовый змей. Летит, гудит, земля дрожит, ветер бурей воет. Так гудит, уши чуть не лопаются. Долетел змей и спрашивает:

- Что, Иван-царевич, явился сюда драться или мириться?

- Драться, - отвечает Иван.

Пошли они на медный пол и стали дратья. Бились, бились. Змей вдарил Ивана и зарыл его по колена в пол. А Иван как тяпнул змея, так и отрубал ему четыре головы. Тогда змей в другой раз вдарил, Иван по грудь в пол ушёл. А Иван как тяпнул змея и ещё две головы отрубал. Змей в третий раз вдарил Ивана, он так по шею и ушёл в медный пол. В это время царская дочь подбежала и бьёт змея кольцом (а кольцо-то ей Иван-царевич перед дракой отдал), у змея отвалились последние две головы.

Иван с трудом вылез из-под пола и гутарит:

- Иди с богом домонь.

Пошла царская дочь домонь, а её обратно чабан перехватил и приказывает:

- Скажи отцу-матери, что я тебя спас.

Царская дочь не соглашалась, а потом согласилась, да и отвечает:

- Скажу.

А чабан не верит, да и гутарит:

- Прикуси землю, что скажешь.

Делать ей было нечего, она и прикусила землю.

Пришла, значит, домонь, а царь спрашивает:

- Кто тебя, чадушка, спас?

Она отвечает:

- Чабан меня спас.

Иван - царский сын после боя лёг отдохнуть и заснул богатырским сном. Так и застал его здесь чабан спящего, и убил


 
- 9 -

Ивана-царевича да спустил его в речку.

А царь со своими дочерьми живёт хорошо.

Пришло время и решил он отдать меньшую дочь за чабана. Готовятся в царском доме к свадьбе. И вот в это время сошлись все три сестры, разговорились и рассказали друг другу, кто их спас. Узнали они, что чабан убил царского сына и бросил в речку.

К свадьбе всё наготовили, а младшая дочь гутарит царю:

- Отец, хотя и много всего у нас на свадьбе, да только рыбы у нас нет.

Царь отдал приказ наловить в речке рыбы. Поехали рыбаки, а с ними и дочь царя. Дошли рыбаки до того места, где Ивана-царевича чабан бросил в речку, стали сыпать сети. Высыпали сети, а потом стали тянуть. Вытянули сеть, а в ней Иван вместо рыбы. Тогда царская дочь и гутарит:

- Вы езжайте, а мне больше ничего не надо.

Рыбаки поехали, а она осталась. Обглядела она карманы у Ивана и нашла две бутылочки с теми лекарствами, что дала ему ворона, смазала она его, налила в рот той воды живой, Иван живой встал. Тогда она, значит, берёт его и ведёт домонь.

Пришла она с царским сыном и призналась отцу, что не чабан её и сестёр спас, а Иван-царевич. Тогда царь гутарит:

- Если чабан спас, то пусть он докажет, а если царский сын, то пусть он докажет.

Чабан стоял, стоял, а доказать-то ему нечем. А царский сын повёл всех на то место, где головы змеех он закопал да показал им.

Царь приказал привязать чабана к коню невладанному. Привязали чабана царские слуги за хвост коня, он и растаскал его.

Распрощался Иван-царевич с царскими дочерьми и пошёл. Вышел он в степь и вызвал ворониху. Прилетела она и спрашивает:

- Что тебе, Иван-царевич, надобно?


 
- 10 -


- А мне надобно домонь.

- Это можно, - отвечает ворониха. - Только приготовь сорок быкох и сорок тулуков воды.

Пошёл Иван до царя и гутарит ему:

- Царь, я спас твоих дочерей, а сейчас мне надобно домонь, а чтобы дойти домонь, надо сорок быкох и сорок тулуков воды.

Царь сказал:

- Бери, что хочешь.

Да ещё сказал, чтобы он взял и младшую дочь в придачу. Иван взял, что ему нужно, а от дочери отказался.

Прилетела ворона к Ивану-царевичу и гутарит:

- Бери на меня сорок быкох и сорок тулуков воды, а когда я буду просить есть, ты бросай мне мясо, а когда буду просить пить, давай воды.

Так Иван и сделал. Попросит ворониха пить, он ей даст воды, попросит есть, он ей даст мяса.

Стали подлетать до дому, а мясо-то и нехватило. Раз она попросила, два и в третий. Тогда Иван отрезал от своей ноги кусок мяса и дал ей, а ворониха-то это мясо не съела, а держала в клюве.

Когда они прилетели, Иван-царевич встал с воронихи и хромает. Она его спрашивает:

- Что это ты хромаешь, Иван-царевич?

- Да наверно пересидел ногу.

Она опять спрашивает:

- А это мясо не твоё? Я его как в рот взяла, сразу учуяла, что не то мясо.

Иван-царевич и признался, что у него нехватило мяса, он и отрезал у себя. Приложила ворониха то мясо до ноги Ивана,


 
- 11 -

он смазал водой из бутылочки, мясо и прирасло.

Пришёл Иван-царевич домонь. Отец всё и узнал. Прогнал отец старших своих сынох и остался жить с Иваном.

Жили они жили, а время-то идёт. Прошло уже двенадцать годох. Анна-богатырка присылает письмо, чтобы приехал до неё царский сын, а какой сын - не сказано. Думал, думал царь, призвал своих старших сынох и гутарит им:

- Вот, сыны мои, поезжайте до Анны-богатырки. Кого она примет, то значит и прав будет.

Собрался старший сын да и поехал. Стал доезжать до шатра Анны-богатырки, а стоял этот шатёр в степу, на вольном воздухе, а конь-то свернул с дороги, не идёт по ней, а сын Анны-богатырки увидел его и стал кричать, шуметь:

- Мама, отец едет!

А она и спрашивает дитё:

- Как он едет, по дороге или без дороги?

- Без дороги, - отвечает дитё.

- Ну, дитё, - говорит Анна-богатырка, - бери дрючину и гони его. Твой отец ездит только по дороге.

То же было и с середним сыном царя.

Приехал Иван-царевич. Вот уж и шатёр Анны-богатырки близко. Хочет ехать бездорожно, а конь едет по дороге. Увидел сын Анны-богатырки и кричит:

- Мама, отец едет!

А она спрашивает:

- Без дороги или по дороге?

- По дороге.

Тогда она гутарит:

- Растворяй широко двери, расстилай ковры зеленые, твой отец едет.

Доехал Иван-царевич до шатра. Сын его кинулся коня вести, а Анна-богатырка взяла Ивана под руки и в шатёр повела. И такой устроила она пир на весь мир!... Я мимо шла, да до них зашла. Напилась, наелась, песен наигралась и домонь ушла.

А Иван и Анна-богатырка и сейчас живут хорошо.


28/1 1941 г.

Ивакуткина Е. Т.